Социальная жизнь «Свидетелей Иеговы»

3767

Материал предоставлен «Центром психологической безопасности»

 

Сегодня я постараюсь разобрать некоторые аспекты социально жизни Свидетелей Иеговы, те, которым сам был свидетелем, и те, о которых наслышан. Данный текст будет немного автобиографическим, со вставками из собственного опыта общения с адептами, изучения их жизненных принципов и целей.

Одной из важнейших целей руководства секты СИ, так называемого Руководящего Совета, является не только постоянное наращивание паствы (об этом я писал ранее – служение от двери к двери), но и максимально эффективное удержание в секте уже существующих адептов. Этого возможно добиться, только жестко контролируя и регламентируя социальную жизнь приверженцев культа.

Не секрет, что подавляющая часть социальных контактов и отношений адептов происходит исключительно внутри секты, социальные отношения с людьми «извне» возможны, но должны ограничиваться абсолютно необходимым и неизбежным минимумом. На работе СИ поддерживают ровные дружелюбные отношения с коллегами, однако о «внерабочем» совместном досуге (корпоративах, например) даже речи не идет. Учащаяся молодежь поступает подобным же образом – спортивные секции (особенно единоборства), внеклассные встречи, участие в спортландиях, социальных проектах не допускается вовсе, либо откровенно осуждается общиной.

Близкие дружеские взаимоотношения или, тем более, связи романтического характера с позиции культа допустимы только между единоверцами. В случае с детьми – контакты ограничиваются совместным общением в присутствии родителей, никаких уединений или встреч в безлюдных местах наедине. Интересно, что даже нахождение наедине мужчины и женщины СИ из числа «взрослых» практически приравнивается к блуду (серьезное нарушение закона культа, ведет к «правовому комитету» или к долгим «политразъяснительным» беседам со старейшинами). Эдакое обвинение в грехе авансом – по этой причине даже старейшины собрания посещают сестер только в компании третьего лица, дабы избежать возможных претензий.

Основным органом контроля над поведением адептов является, конечно же, «актив» собрания в лице старейшин, однако этого обычно недостаточно — три-пять старейшин не вездесущи. Действует принцип повсеместного доносительства друг на друга, которое трактуется как забота о единоверце, облекается в вид добродетели и долга перед собратьями и богом, проводится параллель с неизлечимыми болезнями и безответственностью тех, кто о них помалкивает.

Более того – недонесение на греховное поведение собрата по вере – грех, с точки зрения СИ, не менее тяжелый, чем блуд, курение, отступничество и т.д. Не единичны случаи откровенной слежки «ответственными» братьями за «заблудшей овцой» с полноценной фотофиксацией, съемкой видео, например, с помощью видеорегистратора – то есть полноценный сбор компромата, который затем предъявляется старейшинам.

Отступники секты СИ не раз писали, что сталкивались с записью их доверительных разговоров с друзьями-единоверцами. Далее эти записи использовались старейшинами для обвинения на правовом комитете. Страх быть замеченными я опробовал на собственном опыте – были длительные отношения с девушкой СИ и неудачная попытка вывести её из культа. Скрывались мы очень находчиво и умело, однако все собрание косо смотрело и подозревало что-то предрассудительное. Были и случаи слежки, ожидания возле подъезда, досмотра личной переписки в телефоне и на компьютере – для СИ это нормальная практика, не вызывающая ни возмущения со стороны объекта слежки, ни угрызений совести у ищеек.

Думаю, что для вас давно не секрет, что СИ отказываются от празднования любых официальных, религиозных праздников и даже дней рождений – во всем этом заботливые духовные братья из Бруклина выискивают происки дьявола и «языческий след». Данный вид социального ограничения адепта отлично работает на разрыв социальных связей со сверстниками (в случае детей, учащихся в школе\колледже), разрыв с родственниками, не принимающими доктрины культа (отказ от семейных праздников), разрыв с коллегами.

В целом, все социальные ограничения предназначены максимально обособить адепта от всех людей извне (мирских), прежде всего в сознании адепта, выработать в человеке постоянное ощущение непонятости, неприятия себя окружающим миром и заместить нормальную здоровую социальную жизнь – жизнью внутрикультовой.

Отдельно стоит упомянуть о фактическом запрете на высшее образование для подростков. Любой ярый СИшник будет вам с пеной у рта доказывать, что такого запрета не существует, однако прав он только наполовину. Действительно ОСБ не приравнивает высшее образование к греху, но в то же время уделяет огромное количество времени описанию негативных последствий и ужасной опасности обучения в ВУЗе на воскресных докладах и конгрессах свидетелей.

Мнение адептов абсолютно всегда совпадает с тем, что говорят со сцены (если это не так — они это тщательно скрывают), поэтому вся эта дискредитация и боязнь высшего образования воспринимается паствой как прямое руководство к действию. Именно таким нехитрым способом адептам внушили: негативное отношение и нелюбовь к (!!!) бородам у мужчин, к служителям других религиозных культов, паническую боязнь остаться без организации Иеговы и погибнуть в жестоком деградирующем мире, отказ от возможного достойного заработка для обеспечения семьи в пользу прозелитистской деятельности на благо ОСБ и т.д. — список практически бесконечный.

Живя под гнетом жестких запретов, ограниченных социальных связей, регламентированного внешнего вида, похожего на униформу, регламентированного выбора жизненного пути, профессии, спутника жизни, люди, конечно же, не выдерживают.

Редко адепт, в сознании которого накопилась критическая масса психического напряжения, решается порвать с угнетателем – ОСБ – и попробовать жить с чистого листа. Чаще всего люди терпят, заливают фрустрацию алкоголем. Молодежь начинает жить двойной \тройной жизнью. Лично был свидетелем тому, как человек разительно меняется и ловко прыгает из одной социальной роли в другую, абсолютно противоречащую. Что особенно печально, вся эта ситуация вырабатывает в детях, живущих в секте, постоянную привычку всем всегда врать, выкручиваться, придумывать легенды разной степени правдоподобности для прикрытия свой «теневой» жизни. Откровенно поговорить и спросить совета они не могут ни с родными, ни со сверстниками среди СИ (доносительство, доносительство и еще раз доносительство).

К великому сожалению, такие личностные проблемы на моих глазах доводили подростков до клинических случаев депрессии: дети по несколько месяцев не вставали с постели и прекращали разговаривать. Что еще страшнее – часты попытки суицида, вызванные непреодолимым чувством вины перед общиной, родными, богом, непреодолимым ужасом не суметь выкрутиться снова и быть «пойманным» старейшинами культа на лжи. Обращаться к психологам или психиатрам СИ не любят – на все проблемы у них в журналах один ответ: «больше служи Иегове и все само пройдет». Реальные расстройства психики у детей прогрессируют из года в год и навряд ли будут вылечены.

Постараюсь подытожить. Социальная жизнь рядовых адептов СИ полна запретов на все случаи жизни. Эти самые «явные» и «неявные» запреты лишают людей необходимого социального опыта, дети не могут научиться нормально и свободно взаимодействовать со сверстниками, адепты становятся или сразу вырастают общественно неадаптированными людьми. Любой разрыв с организацией для них становится невообразимо болезненным и непреодолимым, «заботливая» организация реально лишает людей возможности научиться жить независимо и самостоятельно и, тем самым, формирует целый социальный пласт людей, от нее зависимых, беспомощных и послушных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *